Несомненно, что вторжение в архитектуроведение методов семиотики помогло дисциплинировать ее традиционные методики и послужило стимулом к поиску новых, нетрадиционных. Но, по­жалуй, не более того. Для реального продвижения в исследовании проблем архитектурной формы, архитектурного пространства в их сущностной специфике и генезисе, необходимо развитие метода, отвечающее характеру предмета, сказал Орлов, которого интересует колесо ходовое крановое. Одно из направлений такого раз­вития может дать феноменология, освобождающая от установки на жесткое расчленение субъекта и объекта и позволяющая вклю­чить в изучение проблем архитектурной формы, архитектурного пространства, рефлексию творческого и воспринимающего созна­ния, равно как и исследование структур человеческого существо­вания. В отличие от рассудочных конструкций, тяготеющих к аб­стракции, феноменология возвращает к объектам на их месте в человеческом бытии; она позволяет увидеть их не только в само­довлеющем физическом существовании, но и как предметы, мыс­лимые в сознании Экзистенциальная феноменология разрабатывает методики, расширяющие спектр возможностей изучения предметно-простран­ственной среды как составляющей ситуаций, в которые вовлекают­ся люди в процессах жизнедеятельности. Позиция соучастия, пред­лагаемая при этом, позволяет увидеть явления в ракурсах, наиболее существенных для понимания их «человеческого» смысла. Таким лишь образом можно увидеть отношения, устанавливающиеся ме­жду человеком и миром материальных объектов, который он вокруг себя создает и наполняет смыслом. Пространственные структуры окружения в своей системности при осмыслении под таким углом обнаруживают их обусловленность той формой «мужества быть собой», которую они принимают и которая становится определяю­щим началом в их образе действий