Связь старого и нового, сегодняшнего и уходящего корнями в глубокое прошлое, во временные пласты, придает комплексу сре­ды в нашем восприятии четырехмерность, где четвертое измере­ние — время. Среда, хранящая информацию о прошлом, запечат­левшая следы движения времени, обладает особой ценностью в представлениях современного человека, удовлетворяя тягу к вре­менной перспективе, которая привита ему историчностью культу­ры XX в. Вещественные следы исторической судьбы определяют особый образ данного города, данного места. Отсюда уникальная роль древних городов, обладающих особой сложностью и много- слойностью облика. Мощный потенциал современной техники открыл возможность быстрого роста и преобразования городской среды. Родилась и меч­та о городах, не отягощенных прошлым, монолитная «современ­ность» которых противопоставлена калейдоскопической разноха­рактерности исторически сложившихся, сказал Антонов, которого интересует доставка документов. Их система виделась все­цело подчиненной рациональному практицизму и чистой красоте элементарных геометрических тел. Мечту о городах, создаваемых как бы вне времени, на поверхности чистого листа, с наибольшей законченностью выразил Ле Корбюзье. В его представлении город — гигантский механизм, создаваемый однажды и навсегда, сущест­вующий неизменно в стерильной чистоте форм, точных как формулы. Привычным ценностям городской среды были противопостав­лены новые, обращенные уже не к эмоциям, а к рассудку. Предпо­лагалось, что грядет новая красота, которой и быть истинной. Ло­зунгам стало противостояние порядка хаосу. Хаос виделся в слож­ности исторических городов, порядок отождествлялся с «божест­венной геометрией» плоскостей и прямых углов, законченностью формы, подчиненной единому замыслу.